Первый полуфинал нацотбора «Евровидения»: фейсбук рулит?

Главный редактор Karabas Live Игорь Панасов – о том, как виртуальное пространство на песенном конкурсе входит в тесный контакт с телевизионным

Забег под названием «нацотбор «Евровидения 2018» стартовал. Впереди две недели пересудов и перегудов о шансах, провалах, сюрпризах, споров о плагиате и адекватности судей. Скепсис и эйфория. Дискуссии: стакан наполовину полон или наполовину пуст? Нормальная картина как для страны, в шоу-биз-календаре которой не так уж много больших и громких событий.

И, само собой, нормально как для конкурса, где сталкиваются амбиции и интересы. В этом году соревновательный момент нацотбора красиво подчеркивает то, что он будет проходить синхронно с Олимпийскими играми в Южной Корее.

Два полуфинала по 9 участников в каждом – 10 и 17 февраля. По три победителя выходят в финал, где шестерка лучших 24 февраля разыграет путевку в Лиссабон. В судейском пуле – Андрей Данилко, Джамала и впервые Евгений «The Maneken» Филатов. Трансляции на двух каналах – СТБ и UA:Перший, плюс на сайте и на Youtube-канале СТБ, а также на его странице в фейсбуке.

Выход в соцсети с прямой трансляцией организаторы осуществили в этом году впервые. И это едва ли не главное событие нацотбора-2018.

Новый состав жюри нацотбора «Евровидения»: Андрей Данилко, Джамала и Евгений Филатов, заменивший Константина Меладзе

 

Притула

Но сначала не о новшествах. Второй год подряд конкурс ведет Сергей Притула, и сложно даже представить, кто в стране мог бы еще с этим справиться настолько достойно. Притула – это модерация 180-го уровня, которая по сути своей не просто набор шуток и реприз, а гарантия психологического баланса.

Там, где, по идее, должен быть накал, оскал и нервы на пределе, благодаря конферансу высшей пробы торжествует концепт «попуститесь, это всего лишь игра». Не вышел в финал? Расслабься. Зато тебя услышали миллионы человек. Это твой новый капитал, иди работай над собой и двигайся дальше.

При этом Притула не забывает, что важная часть его работы – журналистская. И задавать не только ироничные, но и серьезные вопросы – обязанность. Напомнить Джамале о том, что она судит подопечного (речь о LAUD) ее же собственного продюсера Игоря Тарнопольского; в упор спросить у Pur:Pur, зачем они пришли на «Евровидение» во второй раз; намекнуть Kozak System, что актуальность рок-формата на конкурсе «закреплена» недавним 24-м местом O.Torvald. Все это как бы весело, но и не так чтобы только весело.

Еще в прошлом году Притула сформировал микроклимат, в котором общение на сцене выглядит как дружеский прикол, не исключающий и неудобных вопросов, поставленных в лоб. И, само собой, шуток над ним самим. Чем отлично воспользовался вчера Женя Галич, сказав, что «Притула самоутверждается за счет музыкантов».

Короче: боже, храни Притулу.

Сергей Притула

 

О «коррупции» – с юмором

Нынешний нацотбор обещает стать самым мелодраматичным. Вот некоторые мотивы для этого, причем только те, что на поверхности. Среди участников – Mountain Breeze, Yurcash и KAZKA, которых Данилко пестовал на «Х-факторе». Филатов продюсировал конкурсную песню Сергея Бабкина. Джамала сидит рядом с тем же Бабкиным в «Голосе країни», имеет опыт сотрудничества с The Erised, и это не считая упомянутого выше нюанса в связи с LAUD.

Хорошая почва для забавных разговоров о коррупции под семечки и поп-корн. И хотя понятно, что LAUD был поддержан Джамалой в первую очередь потому, что это родная и близкая ей музыка, а Данилко ясно дал понять, что KAZKA не готова к «Евровидению», разговоры будут. Притула готовит новую серию уколов по этому поводу, даже не стоит сомневаться. И не только по этому.

И это должно помочь жюри быть в тонусе, потому что 10 февраля оно работало далеко не блестяще: Филатову откровенно мешает дебютантское волнение, у Джамалы больше эмоций, чем сути, а ситуативный юмор Данилко, хоть и хорошо работает на настроение, порой перевешивает полезность его комментариев.

Описанная выше связь всех со всеми — это ни плохо и ни хорошо. Просто еще одно подтверждение того, что украинский шоу-бизнес – большое разноцветное село, в котором шаг влево или вправо тебя неминуемо приводит на чей-то огород. Индустрия небольшая, ее территория вполне обозрима, даже если смотреть не вставая с дивана. Это в сознании публики ONUKA и Оля Полякова живут в разных мирах, а по факту к их имиджу прикладывает руку один и тот же стилист.

 

Финалисты

Ни один из конкурсантов не показал номер, который бы заставил ахнуть и записать его/её в бесспорные фавориты. У финалистов есть две недели на то, чтобы собрать в кулак то, что они растеряли при выходе на сцену 10 февраля.

Пластика LAUD откровенно отстает от его филигранных вокальных данных. Хорошей песне нужны сильные движения, чтобы она прозвучала триумфально. Владу Каращуку надо что-то делать с руками и ногами, чтобы они прожили три минуты на сцене в унисон с его голосовыми связками.

The Erised не помешает выйти из эмоционального кокона, в котором они пребывали на полуфинале. Это отметили все судьи, и это слишком очевидно – группа (в первую очередь, солистка Соня Сухорукова, конечно) делает ставку на то, что песня ответит сама за себя. Вчера этого хватило. Не факт, что прокатит 24-го, когда конкуренция будет жестче.

У VILNA прекрасно все, кроме одного: во второй части песня откровенно провисает по энергии и темпу, и не ясно, можно ли с этим что-то сделать. При этом динамика первой половины, вокал Ирины Василенко, мощь припева, фолк-компонент и рогатые барабанщики за ее спиной (Притула их назвал егерями-бизонами, а вообще это защитники гор) – элементы выигрышной комбинации. Да, и еще надо что-то сделать, чтобы у одного из «бизонов» не отваливался рог по ходу номера.

МНЕНИЕ

Руслан Квинта, музыкальный продюсер нацотбора «Евровидение 2018»:

Я слежу за «Евровидением» 10 лет. Последние три года конкурс меняет вектор вкусов. Уходят шаблонные «хуки» – уходят! Людям хочется чего-то большего – новизны, экспериментов. Люди начинают музыку разбирать и анализировать, ценить в ней живую душу.

Я в этом году как продюсер нацотбора осознанно пошел в разные жанры. Просил каждого артиста подойти к песне как к своему уникальному произведению. Получив свободу, наши музыканты очень уверенно набирают обороты и развиваются.

Я рад, что люди и жюри оценили LAUD – это новая генерация, и в Украине нет пока таких аналогов. Он самородок! Он ловил кайф и пел свою абсолютную песню. И людям это понравилось. Вот и все.

VILNA – это новый, чистый (и Данилко так сказал), неиспорченный ничем феномен. Со своим внутренним миром, добротой и открытым сердцем. Это глоток свежего воздуха. Спеть так, как она – показать свою душу. И вчера это произошло.

 

Остальные

Красивые, на совесть сделанные и полные душевного тепла песни Сергея Бабкина, Constantine и Pur:Pur – это хорошие номера, которые могут раскрутиться до статуса если не хитов, то около-хитов 2018 года. Здорово, что их услышало столько людей. Здорово, что эти песни пополнят репертуар исполнителей. Что им пришлось бы ловить на «Евровидении 2018», выиграй одна из них нацотбор, совершенно не понятно.

Можно сколько угодно говорить о том, что победы Джамалы и Сальвадора Субрала меняют музыкальный формат «Евровидения» (и это отчасти так), но нельзя не замечать очевидного: в 2016-2017-м побеждали не только песни, но и истории, стоящие за ними. В первом случае драма целого народа, во втором – история парня с чудаковатыми манерами, у которого серьезные проблемы с сердцем. У Бабкина, Constantine и Pur:Pur ничего подобного нет. Речь не о больном сердце, разумеется.

Сергей Бабкин
Constantine
Pur:Pur

KAZKA, которые фигурировали среди фаворитов в прогнозах, отработали номер неубедительно. Жаль, что были проблемы с техникой, но шанс себя показать был только один, «Евровидение» не предполагает дублей. Кроме того, дело не только в технике, но и в вокале. Очевидно, что на сегодня группа в живой версии откровенно проигрывает самой себе в записи.

Группе Kozak System хочется сказать большое спасибо за напоминание всей стране о том, что надо любить землю, на которой живешь. А также знать ее традиции. Но откровенно слабый английский прононс и специфика номера, зависшего где-то между свадьбой и патриотической акцией, явно были не в их пользу. Данилко четко это подметил и разложил по полкам.

Группа The ВЙО, только на конкурсе показавшая всем песню «Нґа-Нґа», не ошарашила сюрпризом. Пальмы в графическом оформлении номера похожи на листья конопли. Само сочетание звуков в припеве песни «нганга» отсылает к любимому слову Мирослава Кувалдина и его команды – ганджа. Классическое разноцветное регги-веселье, которое есть и в тысячах других регги-песен. В меру весело, хотя факт того, что такой материал судила певица с кличкой Джа – куда веселее.

Порыв группы не оценили ни жюри, ни зрители, что вызвало не очень корректную реакцию со стороны Кувалдина в прямом эфире. На утро, когда эмоции улеглись, Мирослав у себя в фейсбуке извинился за поведение. И это сильный поступок.

МНЕНИЕ

Вадим Вязовский, менеджер дуэта Anna-Maria:

Я, как и Андрей Данилко, представляю, как каждый трек будет выглядеть на самом «Евровидении». Трек LAUD цепляет с первых секунд, а это немаловажно, и сделан фирменно. Та же история с The Erised. Это мировой уровень.

До старта нацотбора я послушал только Бабкина и VILNA. И они вообще мне не зашли. Я не понимал, как с этим можно идти на «Евровидение». Их выступление на нацотборе оставило совершенно другие впечатления. Бабкин излучает необъяснимую энергию, а VILNA – пусть и с недоработками, которые можно дошлифовать к финалу, тоже достойный претендент.

Судьи, как никто другой, должны видеть потенциал, особенно у тех, кто нуждается в небольшой шлифовке. Данилко, несмотря на то что с группой KAZKA его связывает не только «X-Фактор», но и один продюсер Юрий Никитин, честно сказал – они еще зеленые для «Евровидения». Так вот, VILNA – далеко не зеленая.

 

Сила фейсбука?

По информации, полученной Karabas Live от телеканала СТБ, охват вчерашней трансляции полуфинала в фейсбуке составил 189 тысяч пользователей в случае с первой ее частью (выступления) и 103 тысячи со второй (номер O.Torvald, участника «Евровидения 2018» от Чехии и объявление баллов). Топовая аудитория по возрасту — 25-34 года, по геолокации — Киев и Львов.

В соцсети, кстати, трансляцию можно было смотреть без рекламных пауз. Похоже, что этот формат подачи телеконкурса привлек внимание новой аудитории. И она мало того что посмотрела эфир, но и еще, судя по всему, активно включилась в процесс, отправляя смс или голосуя с помощью «Телепортала». Иначе сложно объяснить то, что песни LAUD и The Erised, которые далеки от среднестатистического музпродукта на отечественном ТВ, вошли в Топ-3 зрительского голосования.

Таблица с итогами первого полуфинала нацотбора «Евровидения 2018»

Это кардинально повлияло на итог первого полуфинала. Во-первых, сделало LAUD чистым победителем вечера. Во-вторых, подтянуло позицию The Erised, которых жюри оценили скромно. В-третьих, просто внесло в последнем вагоне в финал VILNA, которую судьи странным образом укатали до уровня 3 баллов.

Что это – очередной виток новшеств от украинского нацотбора? Сначала страна голосует за Джамалу вместо группы «НеАнгелы», потом помогает отправить на конкурс рок-команду, а теперь давит на газ, вынося вверх инди-музыкантов? Триумфальное шествие диванных экспертов, которые перешли от комментариев в фейсбуке к активной бомбардировке телешоу смсками?

Фото предоставлены телеканалом СТБ. Автор: Виктория Филиппенко

Второй полуфинал нацотбора «Евровидение 2018» состоится 17 февраля. Прямая трансляция – на СТБ и UA:Перший в 19.00

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ: Итоги жеребьевки нацотбора «Евровидения 2018»

Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Поделиться:

Игорь Панасов

Главный редактор Karabas Live

Подпишись на KARABAS.COM в Viber